Назад

Суд над Навальным: день седьмой

1 марта в 23:11

У нас итоги очередного дня суда над Навальным. Правда, сегодняшние подвести было очень трудно — заседание засекретили.

Дело в том, что сегодня должны были допросить двух потерпевших по делу о мошенничестве — Вячеслава Кузина и Александра Карнюхина. И Кузин, и Карнюхин предварительно подали ходатайства, что хотели бы, чтобы их допрос прошел в закрытом режиме — это значит, чтобы для журналистов не велась трансляция. Точно такое же ходатайство писал и вчерашний «потерпевший», пенсионер Костенко, но в суде он от него отказался. Все ходатайства были написаны как под копирку, так что нет никаких сомнений — писали их не сами потерпевшие.

Важно отметить — и Кузин, и Карнюхин действительно были многолетними жертвователями ФБК. На протяжении нескольких лет они переводили деньги и Фонду, и на президентскую кампанию Алексея и никогда не чувствовали себя обманутыми. А потом в жизни вячеслава Кузина произошло событие, резко поменявшее его жизнь: на него завели уголовное дело и отправили в СИЗО. Там его и допрашивали в первый раз по делу Навального. Согласитесь, не самая доброжелательная обстановка. Затем Кузина перевели под домашний арест. Он все еще под ним и сегодня на суде был с браслетом на ноге.

Мы не сомневаемся, что на Кузина надавили и заставили назваться потерпевшим под угрозой.

Со вторым потерпевшим, Карнюхиным, тоже нашим многолетним жертвователем — только одно отличие. Если на Кузина дело возбудили сейчас, то на Карнюхина — давно. За неуплату налогов. Дело это старое, но воскресить его сейчас ничего не стоит. мы уверены, что именно этим и пригроизили Карнюхину, если он откажется выступить потерпевшим.

Карнюхин тоже сказал, что деньги он перечислял добровольно, Навальный ничего у него не похищал. Более того, о том, что вообще было какое-то мошенничество потерпевший Карнюхин узнал из пресс-релиза СК. Следователь вызвал его на допрос, где заставил прочитать этот пресс-релиз. А потом предложил стать потерпевшим.

Навальный прямо спросил у Карнюхина: следователь обещал, что у вас будут проблемы в случае отказа? Карнюхин сначала замялся, а потом пробормотал «ну как вам сказать…»

Это не так просто осознать, поэтому повторяю еще раз. Жертвователи не имели претензий к Навальному. Их никто не обманывал. Факт мошенничества полностью выдуман — Следственный комитет написал пресс-релиз с несуществующими суммами хищений, а потом стал вызывать к себе людей, показывать им этот пресс-релиз и требовать назваться потерпевшими. Если люди отказывались, им угрожали.

И вот за это Алексея теперь и судят. И могут посадить на 15 лет. За полностью выдуманное дело, за запуганных потерпевших, за свидетелей, часть из которых — продажные блогеры, а часть — отказывается от своих показаний прямо в суде.

Особую нотку этому суду придает то, что дело о мошенничестве объединено с делом об оскорблении судьи. Поэтому с одной стороны Алексей обвиняют в краже 2 миллионов, а с другой — в том, что он назвал кого-то граммофоном. Вот и сегодня сразу после потерпевших стали допрашивать Наталью Крюкову — это она делала экспертизу высказываний Навального в суде, признав 104 его фразы оскорбительными. Среди них есть восклицания «блин» и «е-мое». Эти выражения экспертка посчитала матерными. В словах «боже мой» ей, не шучу, показалась оскорбительной интонация! Или вот высказывание «Вы вообще не понимаете, что такое уголовный процесс» — это, считает Крюкова, создает судье образ непрофессионала.

Вы скажете: что там за эксперт, который мог серьезно написать такую ерунду? Вряд ли я вас удивлю. Для проведения этой экспертизы следователи наняли специалиста, который даже не лингвист по образованию. Она учительница математики. Но не думайте, что она случайный человек. Например именно она, Наталья Крюкова, делала экспертизу для процесса по ликвидации Мемориала.

Над этим правда можно было бы посмеяться, если бы за эти дела Алексею не грозило 15 лет. Но грозит. И я очень прошу вас рассказывать об этом уголовном деле как можно больше. Пускай все видят этот абсурд, и пускай все знают, что Навальный невиновен и должен быть на свободе.